Главная / Наши жители / В семейной жизни тяжестей нет

В семейной жизни тяжестей нет

Считают наши земляки супруги Харламовы.

Россыпи мудрых афоризмов великих людей о семье, браке, верности, счастье составляют целые тома книг. Но это мысли великих, которые оформились на опыте уже прожитых кем-то жизней. Вот и сказка-быль о святых Петре и Февронье Муромских, которые жили счастливо много лет и умерли в один день, случилась много веков назад. Чудесным образом возродилась поучительная быль в России 8 июля 2008 года красивым праздником — Днем семьи, любви и верности.
Организационный комитет Российской Федерации ежегодно награждает в честь этого дня семьи, отвечающие определенным критериям, медалью «За любовь и верность». В этом году из нескольких претендентов от Пограничного района в оргкомитет было направлено ходатайство на награждение такой памятной медалью семейной пары Татьяны Федоровны и Александра Константиновича Харламовых. Вот так и появилась возможность на житие современной супружеской четы наших земляков попытаться вывести формулу семейного счастья, любви и верности.
В одной семье двум лидерам тесно. Это истина, которую не оспоришь. Но так уж вышло, что, по мнению многих моих земляков, и меня в том числе, в семье Харламовых лидером является глава Александр Константинович. Он — известная в районе личность, талантливый художник, публичный человек, руководитель художественного отделения детской школы искусств, о нем часто пишет пресса.
А Татьяна Федоровна, его жена, всегда как бы в тени славы и успехов своего мужа. Десять лет она проработала в детском саду, пока дети были маленькие, потом двадцать три года — товарным кассиром на железнодорожной станции Гродеково. Хорошим была специалистом, уважаемым, трудовых наград у нее тоже много, но это открывается только сейчас, в нашей предпраздничной беседе. И она так увлеченно и с уважением вспоминала о своих коллективах, в которых работала, так мудро и убедительно делилась секретами долгой семейной жизни, с такой гордостью и обожанием говорила о родителях, супруге, дочерях, внуках, зятьях, друзьях, соседях, что мое мнение о лидерстве в этой семье изменилось.
— А вы спросите, как мы ее называем в семье? – подтверждает мое мнение Александр Константинович.
— Прорабом, — смеется Татьяна. – Дочки так меня прозвали.
Александр Константинович лидерство жены не оспаривает:
— Я командир на работе, Татьяна – в доме. Как человек творческий, бывает, наворочаю себе в голове мыслей, настрою замков, она вмиг все расставит по своим местам. По жизни она реалист, человек решительный, быстрый, мобильный, коммуникабельный. Только внешне женщина слаба, но все силы и энергия в семью идут через женщину. Это в любой семье так…
История их женитьбы необычна и в чем-то поучительна. Так случилось, что у Александра не было семьи в традиционном ее понимании, в силу обстоятельств его в основном воспитывала бабушка. Испытывая недостаток родительской заботы, он с детства выстроил себе как бы макет своей будущей семьи и определил свою роль в ней. Он твердо знал, что в семье будет любовь, доброта, откровенность, отзывчивость, забота.
Когда в 1968 году, в Благовещенском педагогическом училище искусств, где учился, увидел Татьяну, он потерял покой. Ему было 18, ей всего 15. Чистая искренняя дружба связала их, но впереди была служба в армии, два года разлуки. Одно время они даже перестали писать друг другу.
После службы Александр приехал работать в Пограничный, где жила мама, сестра Наталья Константиновна с семьей, устроился на работу художником-оформителем в народный театр, одновременно стал создавать художественно-оформительскую мастерскую при районном Доме культуры. Свою светлую и чистую любовь он никогда не забывал, просто решил, что не судьба.
Но «судьба» сама его разыскала. Татьяна позвонила, просила приехать. «Приеду, если ты выйдешь за меня замуж», — ответил он. Так вот они и поженились 43 года назад, первого июля. Тане было тогда 18, но у нее был хороший жизненный пример – ее родители. У нее было счастливое детство, любящая и заботливая семья. Она родилась в Пермском крае, в поселке Верхняя Старица, на красивейшей реке Кама. В семье было четверо детей, особую любовь они получали от отца.
— До сих пор помню: сквозь сон ощущаю, как рука отца чуть приподнимает подушку и кладет что-то под нее, губы касаются моей щеки. Отец уходит, а я лезу под подушку, нащупываю «подарок от зайца» — кусочек мерзлого хлеба: папа работал машинистом паровоза и всегда что-то приносил со смены, — возвращается в детство Татьяна. – Он нас, детей, с собой на охоту брал, на рябчиковые тока, в лес за ягодой, грибами. А как он пел, на балалайке играл, обувь чинил! Все умел делать. Когда он умер, я долго в себя приходила. С мамой мы тоже были очень близки, особенно в ее последние годы жизни. Мы ее и похоронили в нашем поселке. Мои родители специально детям ничего не внушали, не читали нравоучений, но я росла с ощущением, что наша семья – это уютная пристань, где тебя понимают, ждут и защитят. Такой я представляла и свою будущую семью. Счастье, что в этом отношении наши с мужем взгляды совпали.
— А что вас разъединяет, ведь идеальных отношений в семье не бывает? – задаю банальный вопрос и получаю откровенные ответы от обоих.
— Мой несносный характер, — утверждает Александр.
— Нет, мой ужасный характер, — опровергает Татьяна, — это надо очень постараться, чтобы вывести мужа из себя. Домашние надо мной подшучивают: у тебя, мама, принцип такой: сама придумала, сама обиделась, сама простила. А муж у меня замечательный, внимательный, добрый, заботливый, жалостливый. Девочек, внуков просто обожает, и они к нему очень привязаны. Когда у старшей дочери Оли в детстве проявились признаки сколиоза, он изучил литературу по этой проблеме, окончил курсы массажистов, сам занимался девочкой.
— Нет такого логического квадрата, в который вместился бы идеальный семейный круг, — поддерживает жену Александр. – Если в семье тишь да блажь – супруги не живут, они функционируют. Главный винт в семье, действительно, любовь, но она продолжаться долго не может. Это тоже сказал Чехов, который добавил, что в семейной жизни главное – терпение, взаимные уступки, власть разума. В семейной жизни тяжестей нет. Есть нежелание их преодолевать. Я, например, считаю, что главное воспитание детей происходит в семье. Перекладывать вину за прорехи в воспитании на улицу – это признать слабость и несостоятельность семьи, как ячейки государства.
В небольшой двухкомнатной квартире пятиэтажного дома, где живут Харламовы, светло, по-особому уютно и тепло. Тепло идет от фотографий внуков, их у супругов четверо, от стены с картинами, написанными Александром, от букета ромашек, любимых цветов Татьяны. Все в квартире пронизано присутствием близких и дорогих людей, хотя дочери Оля и Женя давно живут отдельно своей счастливой семейной жизнью. Но по всему чувствуется, что Татьяна Федоровна и Александр Константинович считают, что дети и внуки – самое прекрасное из того, что они сотворили в своей жизни, самое дорогое, что останется после них.
— Ровно в 55 лет я ушла на пенсию, — говорит Татьяна, — поняла, что семье надо больше моей заботы и внимания, что девочкам надо помочь в воспитании детей. Конечно, мы балуем своих внуков, но настоящей любовью ребенка не испортишь.
Стержнем клятвенного посыла на церемониях бракосочетаний, которые произносят молодые, звучат слова: «В беде и радости, в богатстве и бедности…». Произнесли их 43 года назад и супруги Харламовы, пойдя дальше по жизни вместе, рука об руку, не страшась трудностей. Что-то теряли, но больше обретали, растили детей, работали, любили. Словом, жили, и главным смыслом и стержнем их жизни была и остается семья, а главным богатством – родители, дети, внуки, для которых они – пример для продолжения красивых человеческих отношений.

источник — «Вестник Приграничья»